Среда, 22.11.2017, 01:47
| RSS
Главная | Публикации
Меню сайта
Категории каталога
Книги [1]
Статьи [16]
Поиск
Друзья сайта
Статистика
Фонд ім. Льва Сапегі
Главная » Статьи » Статьи

Новые акценты в современной Шведской модели экономического и социального развития

В ХХ веке в Швеции произошло то, что часто называют «экономическим чудом». В течение всего лишь нескольких десятилетий бедная аграрная страна превратилась в одну из богатейших и самых высокоразвитых индустриальных держав. Быстрая индустриализация, отсутствие конфликтов на рынке труда, традиционное искусство разрешать социальные конфликты, а также то, что войны и разрушения обходили Швецию стороной, - это были основные предпосылки возникновения общества «всеобщего благоденствия». Многие годы после второй мировой войны Швеция представлялась образцовым государством, успешно развивающееся, благоустроенное общество, избравшее свой собственный, «третий» путь между капитализмом и социализмом.


Это государство всеобщего благосостояния привлекло огромное внимание со стороны специалистов по общественным наукам и политиков во всем мире, а его опыт до некоторой степени оказался приемлемым и для других стран. Однако в 1990-е гг., когда шведская модель социально-ориентированной экономки достигла зрелости, стали проявляться некоторые негативные черты. Высокий уровень налогов сдерживал развитие предпринимательства, а сильная социальная защита населения подрывала стимулы к труду у наемных работников. Швеция, которая в 1970 г. по уровню экономического развития находилась на третьем месте в мире, в середине 1990-х гг. переместилась на семнадцатую позицию, причем главной причиной снижения рейтинга страны среди развитых экономик стала модель развития Швеции.

Экономический кризис, который пережила Швеция в 90-е годы, усилил сомнения правящих кругов страны в эффективности стратегии функциональной социализации. Для его преодоления социал-демократам пришлось использовать нелиберальные приемы и методы регулирования, и в результате шведский опыт вновь стал предметом острой полемики между представителями различных направлений экономической и политической мысли. Поражение социал-демократов на парламентских выборах 2006 г. придало шведскому сюжету дополнительную интригу.

Последние десятилетия ХХ в. принесли миру поистине революционные технологические, экономические и социально-политические перемены (НТР, европейская интеграция, глобализация, неоконсервативная волна, крах коммунизма), которые не могли не оказать глубокого воздействия на экономику и политику малой страны, размывая своеобразие ее социально-экономического развития. Действие внешних факторов значительно усиливает эффект внутренних перемен, которые знаменуют собой существенную модификацию условий и принципов общественного воспроизводства, сложившихся в индустриальную эпоху и адекватных исторической природе шведской модели.

Столкнувшись с вызовами постиндустриализма, глобализации и индивидуализации, институты, политика и идеология шведской модели обнаружили свой исторически преходящий характер.

Эти вышеперечисленные факторы серьезно подорвали механизм национально-государственного регулирования кейнсианского типа, и поставили перед страной задачу внести необходимые коррективы в прежнюю модель развития. В экономической политике начался качественно новый, принципиально отличный от предыдущего, этап социально-экономического развития, характеризующийся «неоконсерватизмом» в политике и «неолибирализмом» в экономической сфере.

Экономические успехи Швеции, высокие темпы роста в последние десять лет подтверждают, что направления реформы по-шведски были выбраны правильно. Поэтому изучение опыта Швеции в этом отношении представляется важным и для экономической науки, и для постсоветской практики. Одна из отличительных особенностей шведских реформ состоит в том, что они осуществляются (на протяжении более ста лет) не через насилие, революции и социальные катаклизмы, а мирным ненасильственным путем через длительные, постепенные реформы на базе компромисса между различными политическими силами и группами, а также их интересами. Этим определяется роль и место Швеции в мировом хозяйстве.

В экономическом развитии Швеции можно выделить три этапа.: На первом этапе (с 1870 по 1914 гг.) Швеция превратилась из аграрной в промышленно-аграрную страну. На втором (с 1920 по 1970 гг.) Швеция стала промышленно развитой страной. На третьем этапе (с 1970 г. и по настоящее время) Швеция находится на стадии постиндустриальной страны с высоким уровнем жизни, выделяющимся среди других государств высокими темпами роста.

Анализ воспроизводственной и отраслевой структуры экономики позволяет сделать вывод, что структура шведской экономики радикально изменилась под воздействием таких факторов, как НТП, рост внешнеполитических связей и вступление страны в ЕС. Воспроизводственная структура экономики Швеции полностью соответствует структуре экономики других развитых стран: доли сельского хозяйства, промышленности и услуг составили в 2008 г. соответственно 1, 95 и 70,3 % ВВП (1).

Что касается отраслевой структуры промышленности, тот тут ведущую роль играет машиностроение. Важным конкурентным преимуществом шведского машиностроения является высокий уровень развития черной металлургии. Наряду с машиностроением, ведущую роль в промышленности играют такие отрасли как лесная и целлюлозно-бумажная, химическая, горнодобывающая и металлургическая промышленность, что обусловлено наличием в стране природных богатств – железной руды, леса, сульфидных руд и других минералов.

Сельскохозяйственное производство, несмотря на его низкую долю в объеме ВВП и в численности занятых в стране, Швеция обеспечивает население более чем на 90% собственной продукцией, а также является экспортером зерна, мяса и масла. Страна вступила в постиндустриальную стадию еще в 70-ые годы и, в отличие от других развитых стран, значительную долю в услугах играет государственный сектор (около 1/3).

Эволюция «шведской модели».

Механизм модернизации экономической модели страны зародился в конце 60-х годов прошлого столетия и основными ее целями на протяжении длительного времени были: полная занятость и выравнивание доходов населения. Последняя выступает актуальной и в настоящее время ввиду значительной дифференциации в условиях между югом и севером Швеции. В осуществлении этих целей ведущую роль играет государственный сектор, и Швеция по объему вмешательства государства в национальную экономику среди развитых стран занимает первое место в мире. Это выражается в таких показателях как доля государственных расходов, включающих потребление, инвестиции и трансферты, которые составили в 2008 г. 49,2 % ВВП. В месте с тем, в государственном секторе Швеции занято около 1/3 всех занятых в стране. Правда, при этом удельный вес государственного предпринимательства весьма низкий: на государственных предприятиях занято лишь 5% населения и создается 6% ВВП страны. Национализированные предприятия функционируют преимущественно в сырьевых отраслях (горнодобывающей, черной металлургии), а также на транспорте, в связи, энергетике и в системе социальных услуг.

За счет активного государственного регулирования, и прежде всего самого высокого в капиталистическом мире налогового гнета, в Швеции было в ХХ веке построено государственного всеобщего благосостояния: с бесплатной системой образования и ухода за детьми, медицинского обслуживании, высокого пенсионного обеспечения и других элементов механизма социальной защиты. Однако во второй половине 70-х годов шведская модель начала давать сбои в механизме ее функционирования. Темпы роста ВВП в 1976-1989 гг. были в два раза ниже темпов роста первой половины 70-х гг. Резко снизилась конкурентоспособность шведской промышленности, поскольку издержки на рабочую силу были на 20% выше других стран-конкурентов.

Снижение длительности рабочего дня, пенсионного возраста, увеличение отпускного периода – все это привело к снижению темпов роста производительности труда. Завышенный обменный фиксированный курс кроны к доллару привел к застою экспорта, утечке капитала за границу, росту процентной ставки. Под высоким налоговым бременем снижалась трудовая мотивация населения, не способствовали экономическому развитию и повышению конкурентоспособности отечественной продукции существовавшие ограничения шведского правительства на приток зарубежных инвестиций.

  Врезультате этого в Швеции начиная с 90-х годов прошлого столетия начинается процесс модернизации государственного механизма хозяйствования, который, выразился в: перенесении регулирования спроса на стимулирование предложении; снижении государственных расходов (они снизились с 73% ВВП в 1983 г. до 53% в настоящее время) за счет снижения уровня налогового обложения; отказе от регулирования ряда отраслей и проведении приватизации ряда предприятий; либерализации рынка труда; переходе от фиксированного к плавающему курсу шведской кроны; либерализации привлечения иностранных инвестиций.

Банковский сектор экономики в Швеции представлен 126 банками из которых 31 универсальный банк, 68 сберегательных банков, 25 филиалов зарубежных банков и 2 кооперативных банка с совокупными активами 5129 млрд. крон. Однако системнообразующими в стране выступают 5 банков: Handlsbanken, SEB, Nordea Bank, Swedbank, Danske Bank. На их долю приходится почти 90% активов всей банковской системы. Все перечисленные банки являются диверсифицированными финансовыми учреждениями, имеющими в своих составах дочерние структуры: ипотечные финансовые учреждения, фонды управляющих компаний, инвестиционные банки, страховые компании, финансовые компании. Системнообразующие банки охватывают кредитование потребностей не только самой страны, но и других стран: Норвегии, Финляндии, Польши, Германии, прибалтийских и других государств.

Эволюция современной модели местного самоуправления в Швеции.

  С приходом в октябре 2006 г. правительства Фредерика Райндфельдта в Швеции наметился переход от традиционно строго государственного подхода в муниципальном управлении к подходу, основанному на альянсе власти и бизнеса. Это объяснятся тем, что государство с его финансовыми ресурсами уже не в состоянии поддерживать сложившуюся модель общество «всеобщего благоденствия», которое сформировалось 70-е годы. Муниципальный сектор в Швеции занимает довольно значительное место в экономике страны.

Достаточно отметить, что в 2008 г. доля потребления местных правительств в расширенном правительстве составило 72,8 % (2). Это говорит о том, что на уровень местного самоуправления передано довольно значительная часть полномочий для обеспечения текущей жизнедеятельности. Дальнейшее развитие модели местного самоуправления в Швеции, в которой верхний уровень представляют 20 ландстингов, а нижний 290 муниципалитетов, вынуждает их больше заниматься коммерческой деятельностью, активно выходить на рынки капитала, ценных бумаг, поскольку их доходные способности стали уже «недогонять» рамки бюджетной обеспеченности. Наметилась тенденция расширения коммерциализация социальной сферы, коммунальных услуг, чтобы с одной стороны, изыскать возможности пополнения местной казны, с другой, удешевить стоимость публичных услуг. В настоящее время в Швеции центральное и местные правительства заинтересованы в том, чтобы «запустить» в публичный сектор экономики предпринимательство, малый и средний бизнес. Эта проблема стала реализоваться посредством муниципально - частного партнерства в муниципалитетах и ландстингах Швеции. Такое партнерство связано, прежде всего, с производственно-финансовой деятельностью предприятий на территории независимо от форм собственности. В муниципалитетах функционируют частный, государственный и муниципальный сектора, домашнее хозяйство. Многие местные правительства стали создавать центры для поддержки предпринимательства. В обеспечении их взаимодействия местному самоуправлению принадлежит первостепенная роль. Муниципальный и частный сектор при наличии местного самоуправления не антагонисты, они взаимосвязаны и нуждаются друг в друге. Частный сектор становится элементом, субъектом муниципального хозяйства.

Основными направлениями взаимоотношений местной власти и бизнеса по-видимому, станут: комплексное территориальное планирование, размещение муниципальных заказов, участие в капитале, предоставление гарантий, передачи прав альтернативного предоставления коммунальных услуг, инвестиционные соглашения. При этом они будут охватывать сферу деятельности как крупного, так и малого бизнеса, как индивидуального, так и кооперативного.

 Примерами форм координации местной власти и бизнеса являются: альянсы и партнерства муниципальных и корпоративных секторов, некоммерческие объединения, экономические объединения, акционерные общества, где акционерами могут выступать местные власти и муниципальные предприятия. Известны примеры хорошей практики в этом направлении. Это опыт муниципалитетов городов Гетеборга, Эскилстуны, Мальмё и др.

Преимущества муниципально - частного партнерства заключаются в том, что расширяются горизонты муниципального заказа по горизонтали, изыскивается больше возможностей использования местного потенциала в муниципалитетах и ландстингах, не прибегая к вертикальным связям. Местное самоуправление ближе, чем центральная и региональная власти стоят ко всем типам предприятий, т.к. на местных ресурсах базируется деятельность любой хозяйствующей организации. Оно может воспользоваться своими рычагами в интересах местного сообщества, в том числе для решения финансовых проблем.

Наиболее перспективной может стать модель муниципально - частного партнерства, особенно при строительстве школ, больниц, платных автодорог, коммунальных объектов. Частные фирмы отбираются на проектирование, строительство, обслуживание муниципальных объектов. Работая с этими объектами, они получают от муниципалитетов деньги, если проект эффективно реализуется, то участвуют в распределении доходов от обслуживания, например, дорожных сборов.

  В связке «власть и бизнес» местная власть играет не подчиненную роль, так как не безразлична к политическому, социальному и деловому климату на ее территории. Тем более, что многие финансовые проблемы кардинально можно решить лишь на основе привязки доходов к реальному сектору, прежде всего на данной территории. Поэтому становится важным развивать муниципально - частное партнерство в сфере как крупного, так и среднего и мелкого, как индивидуального, так и кооперативного бизнеса.

 Просматривается еще одна особенность местного самоуправления в Швеции – укрупнение муниципалитетов. Причем процессы укрупнения осуществляются не сверху, а снизу - по инициативе самих жителей. При этом желания объединить муниципалитеты возникают не только внутри одного ландстинга, но и граничащих между собой муниципалитетов разных ландстингов. И здесь центральное правительство идет навстречу желаниям людей, изменяя границы административно - территориального деления регионов.
Характерной чертой развития местного сообщества в Швеции являются постоянные эксперименты и поиски наиболее оптимального набора расходных полномочий и функций в муниципалитетах и ландстингах. В настоящее время такие эксперименты проводятся в двух регионах: Скуне» и «Вестра Ёталанд»,

Тенденции развития внешней торговли и миграции шведского и иностранного капитала.

 Специфику шведской модели социально-экономического развития нельзя понять без анализа внешнеэкономических связей страны. Они всегда играли не просто большое, а жизненно важное значение для национальной экономики. Швеция традиционно проводит либеральную внешнеторговую политику, придерживаясь концепции открытой экономики, что обусловлено относительно многих других стран наличием менее емкого рынка, который не может обеспечить оптимальные размеры современного специализированного производства и соответственно конкурентоспособного уровня издержек. По нашим расчетам, внешнеторговая квота страны возросла с 42,0% в 1950 г. до 94,4% в среднем за период 2005-2007 г.г.

Структуру экспорта и импорта представляют следующие виды продукции (см. табл. 1).

Таблица 1.

Структура экспорта и импорта Швеции по видам продукции в 2006 г. (в %)

Экспорт продукции:
Уд.вес.
Импорт продукции
Уд.вес.
продукция машиностроения
50%
продукция машиностроения
44%
продукция целлюлозно-бумажной промышленности
12%
химические товары
12%
 родукция деревообрабатывающей промышленности
12%
энергетическое сырье
11,8%
минеральное сырье
12%
Прочие виды продукции
32,2%
 Прочие виды продукции 14%
 

 Как видно, в структуре шведского экспорта преобладает продукция машиностроения целлюлозно-бумажной, деревообрабатывающей и химической промышленности, минеральное сырье. Среди ведущих статей шведского импорта выделяются: продукция машиностроения, химические товары, энергетическое сырье. Основными торговыми партнерами Швеции в 2007 году (по экспорту) были страны ЕС (60,9%), Норвегия (9,4%) и США (7,6%), Россия (2,0%), Китай (1,9%). Соотношение партнерства по импорту сложилось следующим образом: страны ЕС (71,6%), Норвегия (8,6%), Китай (3,5%) , США (3,1%), Россия (2,9%).

За последние 10-15 лет сдвиги в развитии международного разделения труда существенно изменили место Швеции в системе международной специализации и конкуренции. Интенсификация этих процессов привела к тому, что наряду с традиционными факторами специализации Швеции на мировом рынке появляются новые. В частности, Швеция придерживается так называемой «нишевой» специализации, т.е. концентрирует свои усилия на довольно узком ассортименте товаров с целью удовлетворения спроса на них во всем мире. Это могут быть как простые изделия (например, шведские спички, подшипники и др.), так и технически самые сложные виды продукции (в области электроники, биотехнологии, фармацевтики, атомной энергетики и т.п.).

Шведские компании имеют давнюю историю экспорта капитала. Так, первые производственные дочерние предприятия за границей появились в 1875 г. и в настоящее время ведущие промышленные компании Швеции имеют ярко выраженную международную ориентацию. Степень интернационализации шведских фирм, которая согласно принятой в Швеции методике интернационализации определяется, как соотношение доли занятых на зарубежных филиалах к общей численности занятых в транснациональных корпорациях (ТНК), включая занятость в родительской компании, является одна из самых высоких в мире. За границу переносится и все большая часть производственного потенциала. Основную силу крупного капитала Швеции оставляют крупные ТНК, в которых, капитал, оставаясь национальным по принадлежности, является международным по сфере применения. Главная роль в перенесении за рубежом промышленного производства принадлежит машиностроительным компаниям. Среди них можно выделить Электролюкс – степень интернационализации 92%, Эриксон – 59%, Вольво АВ – 66% и др. На контролируемых шведским капиталом предприятиях работает около одного миллиона человек или 2/3 всех занятых на шведских ТНК.

Следует отметить, что существенных изменений в «географии» шведских зарубежных инвестиций за последние два десятилетия не произошло. Традиционной сферой приложения являются страны ОЭСР (90% промышленных инвестиций), правда, наблюдалась концентрация шведского капитала в отдельных странах, как США, Финляндия, Великобритания, Голландия и Норвегия, на долю которых приходится 60% всех шведских инвестиций. Что касается отраслевой структуры шведских зарубежных инвестиций, то тут лидируют машиностроение (24,5%), химическая промышленность (12%) и сфера услуг (около 44%). В свою очередь наблюдается рост экспорта иностранного капитала в шведскую экономику. Среди отраслей шведской экономики по объему ПИИ выделяются такие как машиностроение (в основном автомобилестроение) – 14,8%, химическая, прежде всего фармацевтическая – 24,6%, лесная – 7,3%, банковские услуги и страхование – 8,3%.

В географической структуре привлечения промышленных инвестиций преобладают страны ЕС (66%) и США (19,4%).

На контролируемых иностранным капиталом предприятий работали 560 тыс. шведских рабочих и служащих. Согласно прогнозу Колумбийского университета в 2007-2010 гг. Швеция может рассчитывать на увеличение промышленных инвестиций и предполагается, что по их объему она поднимется с 18 на 12 место в мире.

Участие Швеции в процессе европейской интеграции.

Интеграционные процессы оказывают серьезное влияние на развитие национальной экономики Швеции. На протяжении нескольких десятилетий Швеция, придерживаясь политики нейтралитета, не проявляла должного интереса к западноевропейской интеграции, что явилось своеобразным упущением в ее деятельности.

Идея включения страны в европейское экономическое пространство впервые была высказана в 1989 году. Тогда она вполне стала отвечать интересам Швеции и страна стремилась к более тесным рыночным связям с ЕС. Однако относилась к политическим обязательствам, связанным с полноправным членством достаточно сдержанно. После падения «Берлинской стены», стало очевидно, что по крайней мере Швеция не будет удовлетворена ролью младшего партнера и будет требовать всей полноты прав, включая право принятия решений. И в 1991 году она подала заявление о приме в ЕС.

В целом, вступление Швеции в ЕС было беспроблемным, поскольку Швеция находилась на том же уровне экономического, социального и политического развития, что и государства его ядра. Например, в 1995 году производство ВВП на душу населения в стране составляло 102,6% уровня ЕС-12. С целью адаптации к нормативным документам ЕС за 1991-1995 гг. в Швеции было осуществлено много изменений в национальном законодательстве.

Мотивация правительства и деловых кругов Швеции в пользу вступления в ЕС обосновывалась на необходимости обретения «большей хозяйственной динамики», то есть позитивного воздействия на экономический рост, занятость и инновационный процесс.

Этот процесс шведские предприятия могут активизировать, наращивая собственные производственные мощности за границей с помощью прямых инвестиций. У шведских малых и средних компаний, ориентированных на развитие специализированного производства, впервые появляется реальная возможность перемещать часть своего производства за национальные границы.

Как представляется, с момента вступления Швеции в ЕС прошло мало времени, чтобы говорить о его долговременных последствиях, однако о кратковременных последствиях говорить можно. Вступление, безусловно, способствует более успешному решению ее многих важнейших макроэкономических проблем (устойчивость хозяйственного роста, снижение уровня инфляции, безработицы и дефицита госбюджета).

Проведенный анализ показывает, что за прошедшие годы экономика страны в первые пять лет (с 1995 по 2000 годы) развивалась высокими темпами, правда, в период с 2001 по 2003 годы наблюдалось временное снижение по уровню прироста ВВП, а в 2004-2008 гг. опять он стал расти быстрыми темпами. В целом, рост ВВП Швеции после ее вступления в ЕС превышает средний уровень его роста в странах Евросоюза.

 По двум другим важным макроэкономическим показателям – уровню инфляции и безработицы – Швеция продолжает занимать предпочтительные позиции. В 2006 г. безработица составляла 4%, однако сейчас, в условиях нынешнего кризиса она достигла 7,3%. В развитии инфляционных процессов сохраняется синхронность, а снижающиеся показатели страны несравненно лучше, чем в среднем по ЕС. В условиях разбушевавшегося финансового кризиса уровень инфляции в Швеции составляет сегодня 0,9%, что значительно выше предусмотренного контрольного показателя - нормы инфляционного таргетирования - 2%, при достижении которого инфляцией Шведский Риксдаг (Центральный банк) включает «трансмиссионные» механизмы ее подавления.

 Вполне успешно решается в рамках ЕС и такая проблема, как сокращение государственного долга. Он сократился за 1995 по 2008 гг. с 73,7% ВВП до 34,5% (в среднем, в странах ЕС-25 в 2005 г. он составлял 65%). В то же время с 1998 г. государственный бюджет страны стал сводится с положительным сальдо. В странах ЕС процесс сбалансирования государственного бюджета проходит более сложно и в 2006 г. в среднем дефицит в ЕС-25 составил – 2,3%. То же самое касается состояния платежного баланса Швеции: если с 1970 по 1995 гг. он сводился с дефицитом, то с 1995 по 2006 гг., он сводился с большим профицитом, в среднем 3,9% ВВП, в т.ч. с 2000 по 2006 гг. – около 7% ВВП. В 2008 году, на фоне приходящей рецессии, профицит составил 7,3% ВВП.

Несмотря на явное улучшение макроэкономических показателей страны в период ее членства в ЕС, конкуренция на шведском внутреннем рынке оказалась несколько слабее по сравнению с другими странами сообщества. Так в 2006 г. индекс потребительских цен в Швеции был на 20,6% выше среднего индекса цен ЕС-25. За последние два года индекс потребительских цен продолжал расти, и возрос с января 2007 по декабрь 2008 г на 6,9%. Это объясняется высокими издержками на заработную плату и налогами в стране.

Довольно осторожно и взвешенно отнеслось правительство Швеции к членству в монетарном союзе ЕС. В последние годы по этому вопросу проводилось два плебисцита, по результатам которого население Швеции предпочло оставаться на своей собственной валюте. И лишь только нынешний финансовый кризис заставляет вновь задуматься над всеми «за» и «против». Однако и здесь есть один важный аргумент. На сегодня в условиях финансового кризиса, снижение курса национальной валюты относительно доллара и Евро при активной экспортной позиции страны, приносит ей больше валютных поступлений и способствует укреплению денежного обращения. При вступлении же в зону евро, все ее экспортные преимущества попросту бы растворились в единой европейской валюте. Поэтому именно этот аргумент выступает сдерживающим фактором вступления страны в зону евро.

Оценивая членство Швеции в ЕС можно констатировать, что это принесло ей желаемые результаты: высокий экономический рост, приток иностранных инвестиций, усиление конкурентоспособности и снижение уровня цен.

Оценка экономического сотрудничества с постсоветскими странами.

  Исторически, начало активного сотрудничества между Швецией и Россией, было положено в конце ХIХ начале ХХ века и было прервано Октябрьской Революцией и последовавшей вслед за ней Гражданской войной. Проведение Россией всеобщей национализации, введение монополии на внешнюю торговлю и прочие антирыночные меры привели к резкому ослаблению интереса шведских предпринимателей к Советской России.

Лишь после развала Союза, с началом радикальных экономических реформ в странах СНГ, ситуация начала меняться в лучшую сторону. Основное внимание шведские компании уделяют сотрудничеству с северо-западной и центральной частями России. Центрами деловых интересов остаются Москва и Санкт-Петербург, на которые приходится большая часть предприятий с участием шведского капитала. С 1992 года количество шведских предприятий, в той или иной форме присутствующих на российском рынке, выросло в несколько раз, также значительно увеличилось количество предприятий с постоянными представительствами (в Москве и Санкт-Петербурге их более двухсот).

Перспективы торговли Швеции со странами СНГ в том числе и Беларуси связаны, в первую очередь, с совершенствованием структуры экспорта постсоветских стран, улучшением его качества и расширением номенклатуры экспортных поставок. В экспорте стран СНГ в Швецию, очевидно, сохранится преобладание сырьевых товаров и топлива (более 90%) при увеличении их объема и удельного веса в экспорте. Однако будущее за полуфабрикатами и товарами более высокой степени переработки как производственно-технического, так и потребительского назначения. Несмотря на многосторонний и развитый характер национальной экономики и рост собственного экспорта готовых изделий, машин и оборудования, Швеция постоянно расширяет объем и номенклатуру ввоза готовых изделий из стран СНГ.

Важнейшая задача экспорта стран СНГ в Швецию состоит в индустриализации его структуры и повышении его наукоемкости. Это потребует активного расширения экономического сотрудничества, выхода его за рамки простого товарообмена, установления прочных производственных контактов и научно-производственной кооперации, внедрения совместного предпринимательства в практику взаимных деловых связей.

 Это касается инвестиционного сотрудничества стран СНГ, то с середины 90-х гг. Швеция входит в число десяти основных иностранных инвесторов экономик этих стран и занимает там 5-е место. По оценкам Центрального банка Швеции, сумма накопленных прямых шведских инвестиций в страны СНГ достигла на конец 2006 г. более 3 млрд.долл.США. Однако они еще не значительны и составляют 1,5% от всех накопленных прямых инвестиций, вывозимых из страны.

К числу приоритетных направлений сотрудничества относится регион Балтийского моря, куда направляются значительные шведские капиталовложения в очистные сооружения, главной целью которых является устранение крупных источников загрязнений в регионах Санкт-Петербурга и Калининградской области, а также выработка программы действий для охраны природной среды в аграрном секторе. Среди других важных направлений следует упомянуть и меры повышения эффективности энергопользования в системах централизованного теплоснабжения, а также утилизации и обработки отходов. Интересы Швеции к Беларуси проявляются через известную компанию IKEA, диверсифицированная деятельность которой охватывает от воспроизводства лесных массивов до производства доступной по ценам и качеству мебели для большинства населения. Компания IKEA приглашена белорусским правительском на рынок, чтобы поучаствовать своим капиталом в развитии соответствующих отраслей.

Уроки, которые можно вынести из шведской модели социально – экономического развития для Беларуси

Накопленный ценный богатый опыт Швеции представляет не только чисто научный, но и практический интерес. В условиях экономического реформирования в Беларуси целесообразно использовать целый ряд важных составных элементов и характерных черт «шведской модели», таких как политическая культура, взаимопонимание между центральным и местными правительствами, предпринимателями и правительством разных уровней, предпринимателями и наемными занятыми, муниципально - частное партнерство, нахождение оптимальных решений на основе широкого между ними компромисса и консенсуса, привлечение общественных объединений и организаций к решению государственных задач как на местном, так и на центральном уровнях. Наконец, было бы полезным поставить во главу белорусской социальной политики принцип справедливого выравнивания условий жизни между центром и «глубинкой». Безусловно, было бы бессмысленным копировать опыт Швеции и механически переносить его на белорусскую почву. Поэтому следует заимствовать все, что содействовало бы смягчению политической и социальной конфронтации между властью и оппозицией в Беларуси и пошло бы ей на благо.

 1. Здесь и далее отсутствие ссылки на литературный источник означает, что данные получены и рассчитаны автором на основе источников шведских интернет сайтов: Центрального статистического бюро Швеции www.csb.se, Центрального банка Швеции www.riksbank.se, Министерства финансов Швеции www.regeringen.se, ВТО //stat.wto.org/.

 2. Данный термин довольно широко используется в зарубежной и отечественной экономической науке и практике и представляет собой совокупность расходов центрального и местных правительств.


Литература:
1. Кивель, В.Н. Европейская Хартия местного самоуправления: Беларусь, Польша, Швеция / В.Н. Кивель. - Минск: Общественное объединение Фонд имени Льва Сапеги, 2000. - 98 с.
 2. Местное самоуправление в Швеции. Традиции и реформы /Серен Хэггрут [и др.]. Стокгольм: Песекс Саппорт, 1996. – 116 с.
3. Статистические базы Центрального статистического бюро Швеции. [Электронный ресурс] - 2009. Режим доступа:// www.csb.se / Дата доступа: 16.03.2009.
4. Статистические базы, доклады, сообщения Центрального банка Швеции [Электронный ресурс] - 2009. Режим доступа:// www.riksbank.se, / Дата доступа: 1в.03.2009.
5. Статистические базы, доклады, сообщения Всемирной Торговой Организации (WTO) [Электронный ресурс] - 2009. Режим доступа:// stat.wto.org/. Дата доступа: 16.03.2009.

P.S. Автор статьи передают огромную благодарность Шведскому Институту, Университету в г. Бурос, Посольству Королевства Швеции в Республике Беларусь за ту возможность, которую они оказали здесь в целях изучения Шведской модели развития общества и адаптации всего того позитивного, что может принести пользу Республике Беларусь.





Категория: Статьи | Добавил: sapieha (14.07.2009)
Просмотров: 5888 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
1  
Услышал по телевизору что в 2010 году Шведская экономика выросла на 7% самый большой рост в Европе. Подскажите где можно почитать за счет чего?

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Конструктор сайтов - uCozCopyright NGO "Lev Sapieha Foundation" © 2017